Исполнение решений европейского суда по правам человека контролируется

Категории Решения судов

Но не всегда даже Европейский суд оправдывает надежды отчаявшихся людей. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Татьяна Вольтская: летний Артем Федосимов был убит 27 июля года. Мальчик был избит и утоплен стаей подростков в Новоладожском канале в черте города Шлиссельбурга. В течение шести лет люди, обязанные в силу занимаемых ими должностей защищать мальчика и его семью, ничего для этого не сделали. Уголовное дело было возбуждено только на 36 сутки после совершения преступления — и только после обращения родителей Артема в Генеральную прокуратуру Российской Федерации.

ЕСПЧ и Россия

Анализ прецедентов Европейского суда позволяет отследить определенную логику в рассмотрении дел, касающихся разжигания ненависти и распространения языка вражды.

Так, в практике Европейского суда проводится четкая грань между правом на свободу выражения мнения и серьезным провоцированием экстремизма либо публикацией шокирующих и оскорбительных выражений и материалов. Одним из ключевых критериев является поддержание полемики и предоставление всего спектра общественных мнений, включая заявления радикального толка при наличии достаточной аргументации и отсутствии прямых призывов к насилию "Гюндюз против Турции".

В контексте поддержания демократической полемики Европейский суд отмечает определенную ценность работ, оспаривающих однозначную оценку тех или иных исторических событий, однако осуждает отрицание исторически установленных фактов трагедий, таких как холокост "Герд Хонзик против Австрии".

При этом следует принимать во внимание возможные противоречия в подобных делах в отношении национального контекста в том числе решений судов на внутригосударственном уровне и наличия или отсутствия международного признания факта, например, геноцида в отношениях между Арменией и Турцией, Сербией и Боснией и Герцеговиной и т.

Пожалуй, одним из наиболее актуальных в условиях сегодняшнего миграционного кризиса в Европе является дело "Фере против Бельгии" по поводу исламофобской и ксенофобской агитации члена Бельгийского парламента против мигрантов-неевропейцев.

Европейский суд постановил, что подобные высказывания представляли явную угрозу общественному правопорядку, поскольку могли вызвать ненависть к иностранцам, особенно среди менее образованных групп населения. Вспоминая трагедию, произошедшую в редакции французского сатирического еженедельника "Charli Hebdo" в связи с публикацией изображений, высмеивающих ислам, интерес представляет Постановление Европейского суда по делу "Лерой против Франции" по поводу карикатуры на нападение на Всемирный торговый центр 11 сентября г.

Европейский суд признал данное изображение поощряющим терроризм и отметил возможность эскалации насилия в результате данной публикации. Аналогичным образом в деле "Норвуд против Соединенного Королевства" в отношении публичной демонстрации плаката с изображением горящих башен-близнецов с надписью "Ислам - вон из Британии! Второй подход применяется в ситуациях, когда выражения, хотя и являются разжиганием ненависти, не направлены на разрушение фундаментальных ценностей Конвенции.

Вместе с тем изучение практики показывает, что пресечение языка вражды с целью защиты общественного правопорядка и соблюдения прав и свобод меньшинств очень ограничено и применяется мало, в то время как работа с индивидуальными жалобами о дискриминации и причинении вреда чести и достоинству хорошо отлажена на законодательном и правоприменительном уровнях. В то время как законодательство стран Европы опирается на положения Международного пакта о гражданских и политических правах, а также на рекомендации Совета Европы, историко-культурный контекст обусловил определенную специфику в отношении пресечения использования тех или иных форм языка вражды.

Например, в Австрии, Германии, Бельгии, Чешской Республике, Франции, Лихтенштейне, Литве, Нидерландах, Польше, Румынии, Словакии, Испании и Швейцарии существуют законодательные положения, в той или иной мере напрямую запрещающие пропаганду нацизма и сопутствующей символики, а также отрицание холокоста.

Вместе с тем, если в Австрии и Германии пресечение выражений, материалов и поведения, оправдывающих и поддерживающих нацистские идеи, запрещено и активно преследуется на уровне государственной политики, в Литве и Румынии подобное законодательство применяется спорадически и не придерживается определенного направления. Интересно, что в Швейцарии разжигание ненависти на почве расистских и ксенофобских мировоззрений наказывается тремя годами заключения, но в одном кантоне, города Базеля, был введен полный запрет на распространение языка вражды антисемитского характера.

Немецкое законодательство в отношении пресечения языка вражды Volksverhetzung - разжигание общественной ненависти включает еще одну любопытную характеристику: оно устанавливает ответственность за любые высказывания и материалы ненавистнического характера, которые были изданы, в том числе и за пределами Германии, как немецкими, так и иностранными гражданами, если они могли иметь влияние на территории Германии, при этом их публикация на немецком языке рассматривается как отягчающее обстоятельство.

В Шотландии на законодательном уровне разрешено использование и распространение агрессивной риторики в адрес представителей различных религиозных конфессий, однако лишь в контексте футбольных матчей, а в Соединенном Королевстве подобные изречения запрещены и ведут к административной, а в некоторых случаях и к уголовной ответственности.

В Нидерландах в дополнение к общему перечню, содержащемуся в Рекомендации Комитета министров Совета Европы N R 97 20, распространение уничижительных материалов запрещено также в отношении лиц с ограниченными физическими и умственными возможностями, а также лиц как с гомо-, так и гетеросексуальной ориентацией.

Однако даже при наличии своеобразного консенсуса по поводу общих критериев уязвимости, которые могут стать поводом для разжигания ненависти, практика показывает, что существует определенное поле усмотрения для интерпретации со стороны государства.

Такая трактовка была возможна вследствие отсутствия в законодательстве Российской Федерации определения социальной группы, в то время как принадлежность к социальной группе рассматривается как один из критериев при обвинении в разжигании ненависти согласно статье Уголовного кодекса России. В ходе следствия была установлена неправомерность использования понятия "социальная группа" в отношении сотрудников милиции, поскольку логика борьбы с "языком вражды" изначально устанавливает защиту для наиболее уязвимых лиц.

Тем не менее часто закон используется для защиты именно тех лиц, которые не только не уязвимы, но и имеют дополнительную защиту например, сотрудники правоохранительных органов, защищаемые специальными законами. Лишь в некоторых ситуациях применение антиэкстремистского законодательства для защиты определенной социальной группы может быть оправдано, например в случаях нападений на бездомных людей. Санкт-Петербургу с сентября года по октябрь года.

Подобная позиция подтверждается и прецедентным правом Европейского суда см. N 11 "О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности".

В скандинавских странах традиционно свобода слова рассматривается в качестве одной из основополагающих общественных ценностей, что чуть не привело к отмене законодательства о пресечении языка вражды в Норвегии в году. Трагические события в городах Уттойе и Осло в году, приведшие к гибели 77 человек в результате терактов против мультикультурализма в Норвегии, на какое-то время послужили причиной прекращения дебатов об отмене подобного законодательства и по сути поставили перед европейским сообществом вопрос о необходимости борьбы с языком вражды в Интернете.

Впервые вопрос о необходимости принятия согласованных международных мер о преследовании языка вражды в Интернете остро встал после трагедий в Норвегии в июле года. Напомним, Манифест " - Европейская декларация независимости", в котором норвежский террорист Андерс Брейвик излагал подробный план насильственных действий по борьбе с мультикультурализмом, исламом и мигрантами в Европе, а также включал инструкции к действию для "новобранцев", был опубликован онлайн за полгода до трагических событий, но не привлек к себе должного внимания.

Атаки в городах Осло и Уттойе, осуществленные Брейвиком, оказались точной иллюстрацией материалов, изложенных им ранее в Манифесте. Сами события и тот факт, что по сути мировое сообщество было заранее оповещено о трагедии, но не придало этому значения, оказались мощным толчком для активизации различных внутригосударственных и международных инициатив по борьбе с языком вражды и преступлениями на почве ненависти как за счет работы с правоохранительными органами и посредством образования в сфере прав человека, так и на законодательном уровне.

Советом Европы и Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе далее - ОБСЕ был разработан ряд материалов по работе с молодежью и журналистами с целью предотвращения распространения языка вражды в онлайн-пространстве, а также повышения компетенций относительно выявления и реагирования на риторику ненависти. В Европе Молодежным департаментом Совета Европы была начата информационно-образовательная кампания "Без вражды" No Hate Speech Movement , а также был реализован ряд подобных локализованных гражданских инициатив.

Однако развитие законодательства, направленного на пресечение языка вражды в Интернете, связано с проблемами, которые требуют разработки и достижения консенсуса по ряду международных правил, а также заключения прямых соглашений с коммерческими интернет-компаниями, такими как Google, Facebook, Twitter и т. Помимо проблем, вызываемых анонимностью в Интернете и стиранием границ социально-исторического контекста, глобальный характер Интернета поднимает вопросы о смешанной юрисдикции и кросс-граничной ответственности, которая может наступать, например, за антисемитские высказывания и пропаганду неонацизма на немецком языке, опубликованные гражданином Франции, проживающим в Болгарии.

Как было отмечено ранее, установление причинно-следственной связи между риторикой ненависти в адрес представителей той или иной уязвимой группы и последующим совершением преступления на почве ненависти должно рассматриваться в качестве отягчающего обстоятельства в контексте уголовного законодательства, а именно относительно наличия угроз, предварявших преступление, и возможности планирования нападения. Тем не менее на практике чрезвычайно сложно доказать наличие умысла в разжигании ненависти в отношении подобных высказываний и материалов в Интернете.

В данном контексте следует отметить, что, несмотря на явное наличие причинно-следственной связи в случае трагедий в городах Уттойе и Осло, полный текст манифеста и сегодня находится в онлайн-доступе. В то время, как первая часть страничного текста включает материалы и аргументы, объясняющие мировоззрение Брейвика в отношении борьбы с мультикультурализмом и "исламизацией" Европы, и может быть оспорена Европейским судом в контексте полемики, необходимой в интересах демократического общества, последние главы содержат явные призывы к насилию и дают читателю подробные инструкции по планированию, организации и осуществлению насильственных действий против представителей вышеперечисленных групп.

Представляется логичным, что в отношении распространения высказываний, разжигающих ненависть в отношении той или иной уязвимой группы лиц в онлайн-пространстве, будет применяться то же прецедентное право Европейского суда, что и в отношении дел, касающихся риторики ненависти.

Кроме того, специфика онлайн-пространства предполагает наличие ряда особых гарантий, разрешающих вмешательство в деятельность коммерческих компаний, действующих онлайн. Формально, помимо положений статьи 20 Международного пакта о гражданских и политических правах и рекомендаций Совета Европы, выделяется еще ряд документов международного права, которые обязывают государства предпринимать определенные меры для предотвращения разжигания ненависти.

Однако некоторые исследования демонстрируют низкую эффективность этих мер в связи с отсутствием должных компетенций у сотрудников правоохранительных органов и судебной системы, а также отсутствием или фрагментарным характером баз данных и систем отслеживания.

В отношении пресечения языка вражды в Интернете Европейский суд вынес первое Постановление об ответственности интернет-сайта за комментарии пользователей. Это Постановление по делу "Компания "Делфи АС" против Эстонии", которое носит ограниченный характер, поскольку оно затрагивает лишь комментарии к собственным публикациям на новостных коммерческих сайтах и не распространяется на разжигающие ненависть комментарии в социальных сетях см.

Несмотря на это позиция Европейского суда по данному делу открывает новую эпоху в работе по пресечению распространения риторики ненависти в онлайн-пространстве. В условиях отсутствия единого общепризнанного определения языка вражды в европейском пространстве все большую роль начинает играть гражданское сообщество, продвигающее идеи "мягкого права" в отношении выявления и пресечения языка вражды в Интернете.

Так, Европейская сеть против расизма European Network Against Racism, ENAR и Европейская информационная сеть против расизма и ксенофобии European Information Network on Racism and Xenophobia, RAXEN занимаются лоббированием внесения изменений в законодательство для пресечения языка вражды на внутригосударственном уровне и, помимо этого, осуществляют мониторинг подобных случаев, при необходимости оказывая юридическую помощь пострадавшим.

Важным инструментом лоббирования по данному вопросу является централизованный сбор данных, чем занимается Агентство Евросоюза по фундаментальным правам European Union Agency for Fundamental Rights, FRA при активной поддержке гражданского сообщества и различных молодежных объединений. Лишь наличие таких правил позволит создать необходимые предпосылки для внесения корректировок во внутригосударственные законодательства.

Ситуация усугубляется тем, что большинство интернет-корпораций зарегистрированы в США, где свобода выражения мнения и свобода печати имеют приоритет согласно Первой поправке к Конституции США, кроме того, Конгресс США не вправе принимать какое-либо законодательство, ограничивающее эти свободы. По данным Facebook и Twitter, именно в комментариях содержится наибольшее количество высказываний, которые квалифицируются как язык вражды.

Попытки разработать системы автоматического мониторинга языка вражды с помощью компьютерного лингвистического анализа показали ограниченность подобной методики вследствие невозможности оценки контекста и умысла. Тем не менее 31 мая г. Согласно этому Кодексу интернет-корпорации признают наличие корпоративной ответственности в поддержании ценностей свободы слова, а также соблюдение фундаментальных прав в онлайн-пространстве. Корпорации признают масштаб негативного влияния высказываний и публикаций материалов, характеризующихся понятием "язык вражды", как на индивидов, так и на группу лиц и обязуются разработать и усовершенствовать внутренние механизмы выявления и пресечения риторики ненависти, а также расширить сотрудничество с гражданским сообществом в работе над данной проблемой.

Краткий анализ, проведенный в данной статье, демонстрирует комплексный характер многофакторной оценки того, была ли нарушена грань между правом на свободу слова и печати и необходимыми мерами по защите общественного правопорядка, а также чести и достоинства граждан.

Эта грань особенно тонка, когда речь фактически идет о нормализации отдельных элементов языка вражды в политической риторике и СМИ в качестве ответной реакции на события, которые могут быть интерпретированы как посягательства на национальные ценности и традиционные устои. Необходимо отметить, что в условиях отсутствия общепринятого определения языка вражды на законодательном уровне наблюдается определенная эволюция в отношении перечня уязвимых групп.

Следуя примеру Нидерландов, в ряде стран идет обсуждение вопроса о включении людей с ограниченными физическими и умственными возможностями в этот перечень. На международном уровне проходят дебаты о необходимости расширения самого понятия уязвимых групп с целью защиты не только представителей самих групп, но и людей, которые в своей профессиональной или гражданской деятельности связаны с ними. Данное положение позволит, например, квалифицировать высказывания нацистского характера и угрозы в адрес волонтеров-европейцев, работающих в лагере для беженцев, как язык вражды, вне зависимости от того, что сами волонтеры в силу их национального состава и ряда других признаков могут не относиться к уязвимым группам.

Законодательная работа и правовая практика по выявлению и пресечению языка вражды должны проводиться в более широком контексте и во взаимосвязи с мерами борьбы с преступлениями на почве ненависти, а также с учетом комплексной оценки поведения подозреваемого в онлайн-пространстве. Данный процесс невозможен без закрепления этой логики во внутригосударственных и международных нормах и практике Европейского суда, а также повышения компетенций и уровня информированности сотрудников правоохранительных органов и судебной системы.

Наконец, что касается онлайн-пространства, которое контролируется в значительной степени частными интернет-корпорациями, необходимость реагирования и пресечения языка вражды обусловливает потребность в установлении общепринятых норм, имеющих обязательный характер как с точки зрения традиционного, так и "мягкого" права. Во-первых, автор анализирует цели закрепления этих полномочий, которые являются как общими определить порядок исполнения решений наднационального органа; оформить отказ исполнять это решение; найти баланс интересов , так и различными согласовать толкование Европейской конвенции по правам человека Европейским судом по правам человека и российскую Конституцию или ее толкование Конституционным Судом Российской Федерации для этих законов.

Во-вторых, сравниваются процедуры, введенные для осуществления этих полномочий: обращение суда о конституционном контроле применяемого им закона; запрос о толковании Конституции; дела о возможности исполнения решения наднационального органа. Ключевые слова: Конституционный Суд Российской Федерации, Европейский суд по правам человека, возможность исполнения решения, порядок исполнения решения, юридическая сила Конституции.

The Constitutional Court of the Russian Federation in the implementation of the decisions of the European Court of human rights: recent legislative changes Участие Конституционного Суда РФ в исполнении решений Европейского суда по правам человека: последние законодательные изменения The powers given to the Constitutional Court of Russian Federation by the federal constitutional laws of the 4 june of the 14 december are compared. Firstly the author analyzes the aims of the consolidating of these powers which are the same determine the procedure of the execution of the decision of the international instance; formalize the refuse to execute that decision; search the balance of the different interests or differs to coordinate the interpretation of the European Convention of human rights by the European Court of human rights and the Russian constitution or its interpretation of the by the Constitutional Court of Russian Federation for these laws.

Secondly the procedures fixed for execution of these powers are analyzed: consideration of cases on constitutionality of laws at requests of courts; consideration of cases on interpretation of the Constitution of the Russian Federation; consideration of cases on the possibility of the execution of the decision of the international instance. Key words: the Constitutional Court of Russian Federation, European Court of human right, the possibility of the execution of the decision, the procedure of the execution of the decision, legal force of the Constitution.

Этот Закон внес изменения в ст. N П. ФКЗ от Данные изменения оказались недостаточными, и был принят еще один Федеральный конституционный закон от 14 декабря г. Данный Закон включил в главу 14 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", закрепляющую полномочия по толкованию Конституции, положения, предусматривающие осуществление толкования в "целях устранения неопределенности в их понимании с учетом выявившегося противоречия между положениями международного договора Российской Федерации в истолковании, данном межгосударственным органом по защите прав и свобод человека, и положениями Конституции Российской Федерации применительно к возможности исполнения решения соответствующего межгосударственного органа".

Также была введена глава Два названных Закона, принятые с небольшим временным промежутком, еще раз демонстрируют, что невозможно абсолютно точно представить себе все направления развития регулируемого объекта уже в силу динамики общественных отношений.

Потребность в принятии данных Законов возникла в связи с признанием в практике ЕСПЧ нарушающими конвенционные права заявителя положений законов, в том числе тех, которые были уже признаны Конституционным Судом не нарушающими конституционных прав граждан.

С учетом сходства положений Европейской конвенции о защите прав и свобод человека и гражданина и главы 2 Конституции России встает вопрос о порядке исполнения этих решений. В связи с этим Конституционному Суду были предоставлены полномочия, о которых говорилось выше. Интересно проанализировать предназначение и правовое регулирование этих полномочий с учетом последовательности во времени их появления.

Споры о соотношении Конституции России и Европейской конвенции о защите прав человека: можно ли избежать цугцванга? Дело Маркина. Европейский суд по правам человека и Конституционный Суд Российской Федерации: диалог или конфронтация? Думается, что введенные процедуры преследуют схожие цели.

Зорькин, за решениями, предполагающими введение этих процедур, "стоит вовсе не оппозиция Европейскому суду, а, напротив, желание подстраховаться от ситуаций, чреватых серьезным осложнением отношений России С ЕСПЧ и в целом с Советом Европы".

Вайпан, А. Маслов видят в решении по "делу Маркина" прагматический подход, который предполагает, что судья должен "стремиться к взаимоприемлемым решениям отдельных проблем". Конечно, есть и несовпадающие цели: новая редакция ст. Главы Определенные различия задает то, что для этих реформ были выбраны разные категории дел.

Первая была вписана в уже существующую категорию "рассмотрение дел о конституционности законов по запросам судов", вторая - соответственно "рассмотрение дел о толковании Конституции Российской Федерации". Также для второй реформы была введена самостоятельная категория "Рассмотрение дел о возможности исполнения решений межгосударственного органа по защите прав и свобод человека". Представляется, что отличие между текстами данных законодательных положений связано не только с их сутью, но и с отличием формулировок.

Суд обращается с запросом о проверке конституционности закона; федеральный орган исполнительной власти, наделенный компетенцией по защите интересов Российской Федерации при рассмотрении в межгосударственном органе по защите прав и свобод человека жалоб против Российской Федерации в настоящее время это Минюст РФ - с вопросом о возможности исполнения решения межгосударственного органа по защите прав и свобод человека ст.

Обзор решений Европейского Суда по правам человека по российским жалобам за май г. Общие сведения о принятых Европейским судом в мае г.

Исполнение решений ЕСПЧ (Европейского суда)

Анализ прецедентов Европейского суда позволяет отследить определенную логику в рассмотрении дел, касающихся разжигания ненависти и распространения языка вражды. Так, в практике Европейского суда проводится четкая грань между правом на свободу выражения мнения и серьезным провоцированием экстремизма либо публикацией шокирующих и оскорбительных выражений и материалов. Одним из ключевых критериев является поддержание полемики и предоставление всего спектра общественных мнений, включая заявления радикального толка при наличии достаточной аргументации и отсутствии прямых призывов к насилию "Гюндюз против Турции". В контексте поддержания демократической полемики Европейский суд отмечает определенную ценность работ, оспаривающих однозначную оценку тех или иных исторических событий, однако осуждает отрицание исторически установленных фактов трагедий, таких как холокост "Герд Хонзик против Австрии". При этом следует принимать во внимание возможные противоречия в подобных делах в отношении национального контекста в том числе решений судов на внутригосударственном уровне и наличия или отсутствия международного признания факта, например, геноцида в отношениях между Арменией и Турцией, Сербией и Боснией и Герцеговиной и т. Пожалуй, одним из наиболее актуальных в условиях сегодняшнего миграционного кризиса в Европе является дело "Фере против Бельгии" по поводу исламофобской и ксенофобской агитации члена Бельгийского парламента против мигрантов-неевропейцев. Европейский суд постановил, что подобные высказывания представляли явную угрозу общественному правопорядку, поскольку могли вызвать ненависть к иностранцам, особенно среди менее образованных групп населения. Вспоминая трагедию, произошедшую в редакции французского сатирического еженедельника "Charli Hebdo" в связи с публикацией изображений, высмеивающих ислам, интерес представляет Постановление Европейского суда по делу "Лерой против Франции" по поводу карикатуры на нападение на Всемирный торговый центр 11 сентября г.

Международная юрисдикция

На самом деле дело ЮКОСА в ЕСПЧ было далеко не первым, с исполнением которого возникли сложности в России, но оно без сомнения стало причиной появления легального механизма для возможности неисполнения актов Европейского суда. Надо отметить, что такая ситуация, однако, на сегодняшний день не приводит к серьезным проблемам для заявителей. Ситуации массового неисполнения решений ЕСПЧ нет. Если судить по сухим цифрам статистики, то можно говорить даже об увеличении в бюджете расходов на выплаты по постановлениям ЕСПЧ с млн. Рублей в году. Россия в большинстве случаев исполняет решения Европейского суда по правам человека ЕСПЧ , связанные с денежной компенсаций и применением индивидуальных мер в т. Все сказанное выше означает, что обжалование в ЕСПЧ Европейский суд по правам человека по-прежнему является эффективным механизмом для защиты нарушенных прав и законных интересов граждан и юридических лиц, в том случае если при рассмотрении дел в отношении них были нарушены нормы конвенции. Значение Европейского суда нельзя недооценивать. Обязана ли россия исполнять решения ЕСПЧ? Порядок исполнения решений Европейского суда ЕСПЧ Выплата присужденной компенсации С выплатой присужденной Европейским судом денежной компенсации, как правило, в России проблем не возникает за исключением нескольких дел, где ЕСПЧ значительно разошелся с Конституционным судом во взглядах.

Дело "Сударков (Sudarkov) против Российской Федерации" (Жалоба N 3130/03)

Введение К настоящему времени Европейский суд по правам человека вынес уже решений по делам о серьезных нарушениях прав человека в Чечне. Почти во всех случаях он признавал российское правительство ответственным за насильственные исчезновения, внесудебные казни, пытки и непроведение надлежащего расследования. Вынесение Страсбургским судом соответствующего решения обязывает российское государство не только выплатить денежную компенсацию заявителю и оплатить судебные издержки, но и принять меры как индивидуального - по исправлению конкретного нарушения, так и общего - системного характера в интересах недопущения аналогичных нарушений в будущем. Как правило, российская сторона своевременно производит назначенные судом выплаты, однако реального исполнения существа решений не обеспечивается: эффективного расследования не проводится, виновные не привлекаются к ответственности. В июле — августе г. Хьюман Райтс Вотч провела исследование с целью оценить исполнение Россией решений Европейского суда по жалобам заявителей из Чечни. На основе опроса заявителей и анализа процессуальных документов по 33 делам были выявлены проблемы с национальным расследованием после вынесения судом соответствующих постановлений. Прежде всего следует отметить, что на момент подготовки настоящего доклада по рассмотренным делам не было ни одного случая привлечения виновных к ответственности даже тогда, когда Европейским судом было установлено, что совершившие нарушение лица известны иногда они прямо называются в постановлении. Выявлены также такие проблемы, как неинформирование заявителей о ходе расследования; необеспечение доступа к материалам уголовного дела; необъяснимое затягивание следствия; процессуальные препятствия, не позволяющие следствию получать доступ к ключевым доказательствам, имеющимся в распоряжении военных или спецслужб.

Полезное видео:

Исполнение решений Европейского суда по правам человека в Украине

Определение 1 ЕСПЧ — международная судебная инстанция по рассмотрению обращений, связанных с нарушением прав человека. В году был основан Европейский суд по правам человека, компетенция суда позволяет рассматривать жалобы граждан государств, членов Совета Европы, а также государств, ратифицировавших Европейскую конвенцию. Судебный орган находится во Франции в г. В компетенцию европейского суда по правам человека входит вынесение постановлений в отношении жалоб, поданных индивидуальными заявителями или государствами о нарушении Конвенции. ЕСПЧ состоит из 47 судей. В состав Секретариата входят юристы, администрация, технические работники, переводчики. На должность судей избираются люди с высокими моральными качествами и высоким уровнем профессионализма, обладающие общепризнанным авторитетом Судьи не могут быть переизбраны на другой период. Дела в суде рассматривают Комитеты, куда входят три судьи, Палаты, куда входят семь судей и Большая палата, состоящая из семнадцати судей. В Суде проходят Пленарные заседания, куда приглашаются все судьи Суда. В компетенции Пленарного заседания находятся: выборы Председателя, его заместителей, Председателей палат, а также утверждение состава палат, выборы Грефье и его заместителей.

Европейский суд по правам человека: создание и компетенция

Некоторые проблемы, связанные с рассмотрением дел против Российской Федерации в Европейском Суде по правам человека. Данное пособие было разработано в апреле г. Россия признала действие Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод с 5 мая года.

Европейский суд по правам человека, нередко применяющий метод денежной исполнения решений Европейского суда по правам человека ( ЕСПЧ) и .. процесс исполнения будет контролироваться мониторинговым органом.

Евгений Алексеенко против России (Жалоба № 41833/04)

В качестве представителей заявителя, которому была предоставлена юридическая помощь, выступали Е. Ефремова и К. Милинчук, бывшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском суде по правам человека, а впоследствии Г. Заявитель указывал, в частности, на ужасные условия, в которых он находился во время пребывания в следственном изоляторе города Ижевска в период с 30 января года до 16 июля года. Заявитель утверждал, что в следственном изоляторе он заразился туберкулезом, и ему не была предоставлена надлежащая медицинская помощь; что он подвергался жестокому обращению со стороны сотрудников конвойной службы милиции, а также что не было проведено эффективного расследования произошедшего. Кроме того, заявитель утверждал, что рассмотрение возбужденного против него уголовного дела было чрезмерно длительным, что у него отсутствовали средства правовой защиты в отношении права на судебное разбирательство в разумный срок, и что власти препятствовали его праву на подачу индивидуальной жалобы. Также было принято решение об одновременном рассмотрении вопроса о приемлемости жалобы и рассмотрении самой жалобы по существу пункт 1 статьи Власти возражали против одновременного рассмотрения вопроса о приемлемости жалобы и рассмотрения жалобы по существу.

Суд в Страсбурге: к терактам нельзя применять законы войны

За что заплатит Россия: итоги года в Страсбурге Фото с сайта www. Какими были самые громкие жалобы против России, рассмотренные Европейским судом по правам человека? Какие права нарушали российские власти и сколько им придется за это заплатить? В этом году, 15 декабря, в России был подписан закон, наделяющий Конституционный суд правом оценивать, возможно ли исполнение в России решений Европейского суда по правам человека. Пока эксперты спорят о его возможных эффектах см.

Россия в большинстве случаев исполняет решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), связанные с денежной компенсаций.

Ваш IP-адрес заблокирован.

Заявитель жаловался, в частности, на ужасающие условия заключения, плохие условия транспортировки в исправительную колонию и условия содержания в "пересыльных" изоляторах. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции он решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу. Заявитель и власти Российской Федерации подали письменные объяснения. После консультаций со сторонами Палата решила, что слушание по существу дела не требуется последняя часть пункта 3 правила 59 Регламента Суда. Власти Российской Федерации возражали против одновременного рассмотрения жалобы по вопросу приемлемости и по существу. Рассмотрев возражения властей Российской Федерации, Европейский Суд отклонил их. Факты 7. Заявитель родился в году и проживает в г. Минеральные Воды Ставропольского края. Уголовное дело в отношении заявителя 8.

Президиум Совета Федерации России направил В. Президент и глава Конституционного суда подчеркнули, что при определении границ компетенции ЕСПЧ необходимо исходить из того, что именно Россия ратифицировала договор, которым учреждена юрисдикция ЕСПЧ. Матюшкин назвал решение предвзятым. При этом ежегодные выплаты по компенсациям за нарушение прав в уголовном процессе по решениям ЕСПЧ превышают те суммы, которые российские суды присуждают лицам, признанным российскими судами пострадавшими от незаконного уголовного преследованиями.